Вирусолог Владимир Еремин рассказал, почему не стоит бояться вакцины против COVID-19

О небезопасности и высокой заразности SARS-CoV-2 больше не спорят, как и о важности средств индивидуальной защиты. Но появился новый камень преткновения: вакцины против COVID-19. Еще несколько месяцев назад все ждали прививку как манну небесную. И вот, когда один из таких спасительных препаратов уже разливают в нашей стране, появилось много толков, а стоит ли вакцинироваться. Мифы вокруг опасности вакцинопрофилактики коронавируса в интервью корреспонденту «Р» развенчал заведующий лабораторией серонегативных инфекционных заболеваний Республиканского научно-практического центра трансфузиологии и медицинских биотехнологий, профессор, вирусолог Владимир Еремин.

Тревоги нет

Владимир Федорович недавно сам получил первую прививку против SARS-CoV-2, уверяет, что чувствует себя замечательно:

— Самочувствие хорошее. Никаких побочных эффектов нет. Антитела к коронавирусу вырабатываются.

Не раз слышала от медиков, работающих в очаге, о том, что не стоит спешить с вакцинацией. В частности, «Спутник V», который успешно прошел у нас клинические испытания, упрекают в том, что препарат создавался спешно, клиническая доказательная база небольшая. Одним словом, вакцина еще не выдержала испытания временем. Мой собеседник не соглашается с коллегами:

— Вакцина «Спутник V» сейчас принята во многих странах мира в качестве основной. Индия построила свою линию, Аргентина, Венгрия. В Беларуси начался разлив. Прививаются лидеры государств. И у тех участников клинических исследований, которые испытали на себе этот препарат, определены антитела высоких титров. Не знаю, чего опасаются люди. Я окончил Институт вирусологии имени Д. И. Ивановского в Москве. Сейчас он объединен с Институтом имени Гамалеи, ученые которого создали «Спутник V». Там работают высококлассные специалисты. И об их научном потенциале я отзываюсь как об очень высоком.

Я не считаю, что данных о «Спутнике V» недостаточно. Нам неизвестно о тяжелых осложнениях в отношении этого препарата. От вакцины Pfizer, например, скончались 20 человек. Значит, ее плохо изучили. Конкурентов много: около десяти вакцин уже есть, в том числе китайская, которую обещают поставить нам. Ученые всего мира сегодня работают над вакцинами. Нельзя сбрасывать со счетов западные труды. Хорошо было бы объединить усилия стран в этой работе. Технологические наработки у всех разные. А если технологии совместить, можно было бы получить эффективный препарат. Обмен научными данными, возможно, не вызвал бы публикаций, которые поливают грязью вакцины.

Аденоиды в помощь

Некоторых пугают генно-инженерные технологии, которые использовали при создании вакцинного препарата против COVID-19. Однако современные генно-инженерные вакцины на основе технологии рекомбинантной ДНК были разработаны в начале 1980-х и применяются с 1985 года. В их числе, например, вакцина против гепатита B.

— Вакцина изготовлена на основе аденовируса 26-го серотипа, — рассказывает про содержание «Спутника V» профессор Еремин. — С ним мы все встречались, когда переносили простудные симптомы. В процессе создания вакцины ген, кодирующий S-белок шипа коронавируса, встраивается в аденовирусный вектор. Вставленный элемент является безопасным для организма, но он заставляет иммунную систему реагировать и вырабатывать антитела, которые защищают нас от инфекции.

Аденовирусные векторы считаются абсолютно безопасными, а также наиболее подходящими для генетической модификации. Вектор — это вирус, лишенный гена размножения, поэтому он не представляет опасности заражения для организма. Ученые используют векторы для транспортировки генетического материала из другого вируса, против которого делается вакцина, в клетку.

В клинических испытаниях препаратов на основе аденовирусных векторов приняли участие более 20 тысяч человек по всему миру. Препараты на основе аденовируса человека массово применяются уже более 50 лет.

Аденовирусы, извлекаемые из аденоидов и в обычном состоянии вызывающие острые респираторные вирусные инфекции, наиболее часто задействуются для создания векторов. В мире существует более 350 научных исследований в различных источниках на тему их создания и безопасности.
 
3adc08ceb6f16392c8278a8d2f7f8388.jpg

Специалисты считают, что надо привить 70 процентов населения, чтобы сформировалась иммунная прослойка.

Все дело в белках

Еще одна категория противников начинающейся вакцинации аргументирует свое несогласие тем, что вакцина содержит живой белок, который может угрожать здоровью. Да, содержит. Но, как говорит специалист, белок белку рознь:

— Мы когда-то прививались от полиомиелита, гриппа ослабленными вирусами. Были осложнения, к сожалению. Но это были не рекомбинантные живые векторные вакцины, а препараты из нативных вирусных белков. В данном случае речь идет не о живом COVID-19, а о живом ослабленном аденовирусе, который имеет вставочку белка коронавируса.

Чтобы вакцина сработала, необходимо попадание аденовируса в человека живым. Аденовирус — малопатогенный вирус для человека. Он начнет размножаться, и будет продуцироваться белок коронавируса.

— А если все-таки человек заразится в период вакцинации, которая проходит в два этапа? — интересуюсь у профессора.

— Даже если и случится заражение, заболевание будет протекать не так тяжело, потому что в работу включатся антитела против вируса, которые вырабатываются постепенно.

Изменчивый коронавирус

Специалисты считают, что надо привить 70 процентов населения, чтобы сформировалась иммунная прослойка. Но некоторых настораживают сообщения о постоянных мутациях SARS-CoV-2. Сработает ли вакцина против вновь появляющихся штаммов?

— Вирусы склонны к изменчивости. Вирус гриппа, например, имеет восемь разных фрагментированных участков генома. Почему мы каждый год прививаемся? Потому что происходят его изменения. ВИЧ более чем в 100 раз изменчивее гриппа. Гепатит В тоже меняется. COVID-19 имеет самый большой геном среди белковых вирусов — 30 тысяч пар оснований, но они фрагментированные. Он не имеет ферментов, которые приводят к большому количеству ошибок при репликации. Однако чем дольше вирус будет циркулировать в популяции населения, тем активнее он будет меняться. Ведь мы воздействуем на него разными средствами. Вирус привыкает — и появляются мутации. В 2002 году SARS-CoV вызвал атипичную пневмонию. Тоже коронавирус, но он долго не циркулировал. Мутаций было очень мало. Ближневосточный респираторный синдром спровоцировал в 2012-м тоже коронавирусную инфекцию, которая до сих пор циркулирует на Ближнем Востоке. Мутаций почти нет, потому что вирус не попал в популяцию и не распространился. А SARS-CoV-2 охватил весь мир. 100 миллионов заболевших, 2 миллиона летальных исходов. Естественно, люди с ним борются, и вирус тоже приспосабливается. Появился африканский штамм. Британский, который более контагиозный. Про то, какую летальность он вызывает, достоверных данных пока нет. Вакцина защитит и от новых штаммов. Мутации происходят не в том участке генома, который отвечает за выработку вируснейтрализующих антител.

По-прежнему актуален вопрос происхождения нового коронавируса. Вирусу, вызвавшему COVID-19, нередко приписывают искусственную природу. Владимир Федорович согласен со специалистами, которые в качестве источника распространения SARS-CoV-2 называют панголинов — больших ящеров:

— Коронавирусов много. Они вызывают заболевания у видов животных. Скорее всего, люди на рынке Уханя контактировали с мясом панголинов. Их чешуйки и некоторые части тела используются в китайской медицине, а мясо считается деликатесным. Сами ящеры занесены в Красную книгу. ВИЧ ведь впервые передался от обезьяны. Мы не знаем, как долго SARS-CoV-2 циркулировал в популяции человека. Либо сразу вспышка пошла, либо был процесс адаптации. ВОЗ будет выяснять эти моменты. Есть ниши в природе, которые вирусы заполняют. Исчезла оспа, появился ВИЧ, а коронавирусы всегда присутствовали, но не были до такой степени патогенными, как этот.

Источник: sb.by

Прочитано 43 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Свежие новости

Яндекс.Метрика