×

Предупреждение

JLIB_APPLICATION_ERROR_COMPONENT_NOT_LOADING

В Беларуси нет ни одного населенного пункта, жители которого не пострадали бы от карательных действий немецко-фашистских оккупантов. Особенно много бед выпало на долю агрогородка Поколюбичи: через него линия фронта проходила дважды. Гитлеровские войска заняли населенный пункт 18 августа 1941 года. И сразу же начались «зачистки» — по доносу предателей были расстреляны несколько коммунистов и активистов колхозного движения. О зверствах в отношении мирных жителей журналистам «Маяка» рассказали уроженцы Поколюбич.

Под грифом «Секретно»

6t5h6t56h56de.JPG

Директор Гомельского историко-краеведческого музея Екатерина Воробей демонстрирует важный документ. В справке, составленной после освобождения Поколюбич в 1943 году, рассказывается о событиях первых дней оккупации.

5y55d4545d.JPG

km5ukjt45kj4y.JPG

— Этот документ подписал председатель исполкома Поколюбичского сельсовета А. Подтеребков, — рассказывает Екатерина Владимировна. — С первых дней оккупации фашисты занимались грабежом мирного населения и колхозного имущества, привлекли к этому и «морально не-устойчивых» граждан деревни. Но этим предатели не ограничились.

t4545t45454eyt.JPG

В начале ноября фашисты оцепили деревню и согнали всех жителей в здание двухэтажной школы. Одновременно, по доносу предателей, в сельсовет доставили почти 20 сельчан — Ольгу, Степана и Алексея Малашковых, Самуила Дедкова, Андрея Самарина, Елену Гобореву и других. Всех их немцы допрашивали и истязали. После этого арестованных перевели в другое помещение и стали выяснять: кто из них является активистом советской власти или партизаном. Двое предателей, которые при этом присутствовали, подтверждали, либо отрицали ответы арестованных.

— В результате часть жителей отпустили, а 11 человек вечером 6 ноября вывели из сельсовета и возле силосной ямы расстреляли из пулемета, — продолжила Екатерина Воробей. — Самым младшим — комсомольцам Алексею Малашкову и Петру Ильющенко — было всего 17 лет. В их смерти виновны несколько изменников родины, которые перед расстрелом «напутствовали» односельчан: «Коммунисты, вам скоро будет капут». Однако справедливое возмездие предателей все-таки настигло.

Расправы над мирными жителями происходили на протяжении всей оккупации. Информацию эту работники районного музея собирают по крупицам, беседуют с живыми свидетелями тех событий, записывают их воспоминания.

Чудом избежала расстрела

56f4j545f.JPG

Когда началась война, Анне Малетько было всего 4 года. Но некоторые события были настолько страшными, что врезались в память на всю жизнь. В мельчайших деталях помнит она, как искали на полях и предавали земле погибших солдат-красноармейцев.

А в один из ноябрьских дней 1941 года она, ее мама и 2-летний братишка чудом избежали расстрела.

— Когда деревню заняли немцы, в нашем доме разместился офицер. Гитлеровцам хотелось молока, и односельчане подсказали, что моя мама работала заведующей фермой. Ей и приказали ежедневно собирать молоко для немцев. Но она отказалась, не побоявшись расправы, которая последовала незамедлительно. Раз мама отказалась помогать немцам, ее повели на расстрел.

j2n5j45f45d.JPG

Женщина, у которой было 7 детей, взяла с собой самых маленьких — Аню и Лёню, которого до места расправы несла на руках.

— Мама мне сказала: «Держись за мою юбку», — вспоминает Анна Малетько. — Привели нас к школе, недалеко от которой была большая силосная яма. На ее край выстроили нас и других односельчан.

Помню, что среди приговоренных к расстрелу был и крестник моей мамы Свирчевский, кажется, Саша. На краю ямы стояли и Свирид Поляков, Алексей Малахов — это те, кто жил недалеко от нас, и я знала их по имени. Многих согнали смотреть на эту казнь, чтобы устрашить.

Когда фашисты готовились расстрелять ни в чем не повинных мирных жителей и даже маленьких детей, приехал немецкий офицер. И отец нашей героини попросил его о помощи. Так была спасена Анна с братом и мамой. Но когда они отошли от края ямы, гитлеровец дал команду стрелять.

— Я услышала только звуки выстрелов, которые навсегда врезались в память, — говорит Анна Константиновна. — А мои односельчане погибли. Гитлеровцы даже не дали их сразу похоронить.

Об этом же написал в своей книге «Мы с Санькой в тылу врага» уроженец Поколюбич Иван Серков: «Немцы не разрешили забрать убитых по домам. Сиплый переводчик объяснил, что они будут лежать здесь не похороненными несколько дней, чтобы все могли их видеть. Они лежат в сухом былье».

Уже после войны по инициативе председателя колхоза, Героя Социалистического труда Виталия Железняка на месте расстрела был установлен памятный знак.

Без срока давности

4gj4j5r5j.JPG

1j221frg2j12.JPG

Как отметил заместитель прокурора Гомельского района Александр Шинкарёв, подобные факты являются дополнительным доказательством вины гитлеровцев:

— Документально зафиксированы преступления, совершенные ими в период оккупации. А также сведения о предателях, которые в этом участвовали и помогали составлять списки «смертников». Впоследствии несколько из них предстали перед трибуналом.

Поэтому расследование уголовного дела по факту геноцида населения Беларуси во время Великой Отечественной войны продолжается, и с каждым днем появляется все больше доказательств.

Ирина ГРОМЫКО.

Трагедия 41-го года: зверства нацистов в Поколюбичах
Прочитано 535 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Яндекс.Метрика