В начале текущего года Президентом Республики Беларусь был подписан Закон «О геноциде белорусского народа», который предусматривает юридическое признание геноцида, совершенного нацистскими преступниками и их пособниками в годы Великой Отечественной войны и в послевоенный период — до 1951 года. При этом понятие «белорусский народ» включает всех советских граждан, проживавших на территории БССР в указанный период. Журналист «Маяка» побеседовала с заместителем прокурора Гомельского района Александром Шинкарёвым об актуальности нового Закона и ходе расследования уголовного дела о геноциде.

Нынешний год объявлен Годом исторической памяти, но некоторые структуры уже давно работают над восстановлением исторической правды о событиях Великой Отечественной войны с целью противодействия фальсификации фактов и итогов Второй мировой войны.

Поисковые работы, которые проводились в минувшем году на территории Чёнковского лесничества, выявили крупнейшее на Гомельщине захоронение останков жертв нацистских преступлений. Причем все факты свидетельствуют, что в лесном массиве были расстреляны именно мирные граждане — женщины и старики. Эти раскопки — только одно из направлений работы в рамках расследования уголовного дела о геноциде белорусского народа, возбужденного Генеральной прокуратурой.

— На данный момент работниками прокуратуры по делу о геноциде опрошено 2680 человек, из которых 1690 — бывшие малолетние узники фашистских концлагерей. Установлено более 150 мест массовых расстрелов и захоронений мирных жителей в годы Великой Отечественной войны. В Гомельском районе это не только вышеназванная территория в Чёнковском лесничестве, но и захоронения возле поселка Красный Богатырь, деревни Поддобрянка, участки, прилегающие к бывшим пересыльным лагерям в При-бытках и Контакузовке. Таких мест, к сожалению, немало, и каждое скрывает свидетельства страшных трагедий, — пояснил Александр Шинкарёв.

Небольшая деревня Контакузовка в Зябровском сельсовете в годы войны стала свидетельницей многих кровавых событий. Вот о чем говорят архивные материалы — показания местных жителей, записанные в январе 1944 года по поручению чрез-вычайной комиссии по расследованию злодеяний фашистов.

Даже в сухом протоколе допроса жительницы Контакузовки Елены Сотниковой, 1909 года рождения, сохранено горькое, идущее из глубины души слово: «Изверги!». А как иначе назвать карателей, которые издевались над всей деревней, угрожая каждому гибелью якобы за связь с партизанами?!

В страшный сентябрьский день 1941 года в Контакузовке действительно расстреляли пятерых человек: 25-летнего учителя Макара Лазбекина и его 60-летнюю мать Акулину, а также троих мужчин — 45-летнего Емельяна Павленко и 35-летних Ивана Ковалевича и Фёдора Калюко. Неизвестно, поддерживали ли погибшие отношения с партизанским отрядом. Но их расстреляли — в качестве акции устрашения для остальных жителей деревни.

Не менее жуткие воспоминания женщины о лагере в Контакузовке сохранились в протоколе допроса свидетеля: «В 1943 году в нашей деревне был устроен в колхозных сараях лагерь для военнопленных. Всего их, русских военнопленных, находилось две тысячи человек. Русские военнопленные выполняли работу на аэродроме. Кормили их очень плохо, за малейшие подозрения избивали до смерти. Я лично видела, как одного военнопленного били до того, что тот не мог стоять. Его привязали веревкой к столбу на 4 часа, а после обратно били. Потом поволокли в подвал, где он и умер».

— На данный момент информация о пересыльном лагере военнопленных в Контакузовке проверяется. Есть основания полагать, что количество жертв будет значительно больше, чем указано в свидетельствах очевидцев. По предварительным данным, оно может составить от 3 до 5 тысяч человек, — прокомментировал Александр Шинкарёв.

Сводный акт материалов, собранных чрезвычайными комиссиями по Гомельскому району в первые годы после освобождения, говорит, что немецко-фашистскими войсками за время оккупации с 19 августа 1941 года по 26 ноября 1943 года было замучено, повешено, расстреляно и заживо сожжено более 500 человек, угнано в рабство более 1200. В ходе расследования дела о геноциде выяснилось, что реальные потери гораздо выше. Сбор информации и документальных свидетельств продолжается, и каждая неделя приносит новые страшные открытия.

— Сегодня находится немало желающих исказить страницы военной летописи. Напомню хотя бы о настойчивом стремлении некоторых интернет-ресурсов приписать расстрелянных на территории Чёнковского лесничества к жертвам сталинских репрессий, тогда как есть все свидетельства того, что люди погибли от рук фашистских оккупантов, — говорит Александр Шинкарёв. — В свете этого принятый Закон «О геноциде белорусского народа» особенно актуален. Он призван не допустить искажения исторической правды и итогов Великой Отечественной войны, сохранить память как о героических, так и о трагических страницах истории.

Стоит отметить, что в рамках расследования дела о геноциде белорусского народа с Генеральной прокуратурой Республики Беларусь сотрудничает генпрокуратура Российской Федерации, в том числе в плане предоставления доступа к архивным данным.

Ирина ТРИПУЗОВА.

Фото Марины ВАСИЛЬЕВОЙ.

Заместитель прокурора Гомельского района Александр Шинкарёв рассказал о расследовании уголовного дела о геноциде белорусского народа в годы Великой Отечественной войны
Прочитано 298 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Яндекс.Метрика