Проект «Маяка» «Школа в школе» дал импульс для творчества многим ребятам, которые хотели бы попробовать свои силы в области журналистики. Восьмиклассница Лопатинской средней школы Валерия Мельникова собирается принять участие в республиканском конкурсе юных журналистов «Старт». Ее работу, посвященную Году исторической памяти, мы предлагаем вашему вниманию.

Историю нужно изучать, как мне кажется, опираясь на живые факты: на воспоминания родственников, сохранившиеся документы. Так уж сложилось, что большая история часто привязана к конкретному месту.

У нашей семьи есть дом в Ветковском районе — в деревне Рудня-Споницкая, на улице Заречной. Наши предки поселились в этой деревне еще в XVI веке. Усадьбе, о которой я хочу рассказать, более 80 лет! Имея такую историю, она пережила многое: и период коллективизации, и индустриализации, и Великую Отечественную войну, и Чернобыльскую аварию. Но была особая страница истории нашего дома, о которой и пойдет разговор.

h5t45.jpg

Наш дом.

Во время войны в нашей деревне уцелело всего несколько домов, в том числе и наш — под номером семь. Не иначе как высшие силы сберегли его.

Тетя бабушки, Анна Алексеевна Зарецкая, рассказала такую историю. Через деревню дважды прокатился фронт: сначала в 1941 году — с запада на восток, а затем — в обратном направлении. Рудня-Споницкая стоит недалеко от реки Сож. Именно ее русло разделяло позиции немцев и наших частей.

Советские солдаты освободили Ветку и Рудню-Споницкую в сентябре 1943 года, боролись за освобождение Гомеля. Однако ситуация складывалась неблагоприятная. Деревня Старое Село, которая располагается на правом берегу Сожа, стала высотой, с которой видно и Гомель, и Ветку, и Рудню-Споницкую. Именно там немцы устроили свой укрепрайон, откуда просматривали абсолютно все окрестности. Недалеко от нашего дома до сих пор сохранились ямы от блиндажей, где стояло минометное оружие. Несколько раз была предпринята попытка форсировать Сож, но ничего не удавалось. Немцы открывали такой пулеметный огонь, что солдаты падали один за другим…

Мне иногда кажется, что рассказы людей о том, что в местах больших боев вода в реке была красная от крови, — это преувеличение. Однако, по словам бабушки, односельчанам не раз приходилось прятаться возле Сожа в ложбинах, где из верховий шла вода, окрашенная кровью…

Солдаты были частыми гостями в нашем доме. Мои родные остались жить в деревне, несмотря на то, что все население обязали покинуть места боев. Ане Зарецкой было тогда всего 18 лет. Она кормила приходящих солдат: в печке варила картошку и выкладывала ее на домотканое полотенце. Некоторые солдаты даже консервы свои приносили! Они обедали, набирались сил, а потом снова возвращались на боевые позиции.

Однажды во время небольшого перерыва в дом пришли солдаты. Один из них, Алексей Худов, сел на лавку, которая находилась между окнами у стены. В это время его сослуживцы решили залезть на высокое дерево, которое росло рядом с нашим домом (старинная липа, которой сейчас 150 лет, ее посадила когда-то пра, пра, пра… уже и не помним сколько раз прабабка Екатерина). Красноармейцы хотели посмотреть на немецкие позиции. Они взобрались на дерево с биноклем и начали изучать Старое Село. А немцы вели наблюдение очень тщательно. Как только заметили блики от оптики, сразу же открыли минометный огонь прямо по нашему двору. Алексей Худов сидел спиной к проему, куда и ударил снаряд. Все бросились из дома. Было заметно, что вся спина Алексея была посечена осколками, а через гимнастерку начала проступать кровь. Ему хватило сил добежать лишь до крыльца. Погибшего солдата похоронили в нашем дворе, за кустом сирени.

4rg4r54.jpg

Проем между окнами, куда попал снаряд.

По рассказам Анны Зарецкой, другие чудом уцелели, получив легкие осколочные ранения.

Что же касается ее самой… Эх, девчата! Они хотели оставаться таковыми даже на войне. За минуту до обстрела Анна обнаружила, что у нее на юбке оторвался крючочек. Она залезла на печку, чтобы его подшить. Отодвинув занавеску, поняла, что весь дом наполнен то ли дымом, то ли туманом, то ли пылью. По полу беззвучно, словно в вальсе, танцевали помятые металлические солдатские котелки, ложки, самовар. И все это в абсолютной тишине. Вот тогда девушка поняла, что получила контузию…

Позднее Анна написала родителям Алексея на Дальний Восток, сообщила, как все произошло и где похоронен их сын.

С тех пор мы, внуки, наши родители, бабушки и дедушки знаем историю Алексея Худова и на семейных праздниках вспоминаем его.

Спустя годы, когда появилась возможность увидеть документы из архива Министерства обороны, смогли выяснить некоторые подробности из жизни Алексея Худова. Из копии листка донесения о безвозвратных потерях, написанном от руки, узнали, что по отчеству он — Адамович, уроженец Тамбовской области (в Приморский край, по нашим предположениям, попал вместе с родителями в конце 20–30-х годов, когда многие ехали осваивать Дальний Восток). Последнее место службы (призывался в Приморском крае) — 73-я стрелковая дивизия. Воинское звание — ефрейтор. Причина убытия — убит 27 октября 1943 года.

По рассказам моей бабули, в 50-х годах прошлого века начали приводить в порядок одиночные захоронения. Останки Алексея были вывезены из нашего двора и перезахоронены в братской могиле возле школы. Спустя несколько лет братская могила была перенесена в деревню Тарасовка. Приблизительно в 1985 году бабушка посетила братское захоронение и обнаружила, что фамилия Алексея Худова не внесена в список погибших. Наша семья обратилась в Ветковский райисполком и областной военкомат, чтобы сведения об Алексее были увековечены.

К слову, есть и другие воспоминания, связанные с нашим домом. Прапрадед бабушки был ямщиком. Под русской печкой однажды нашли ямщицкий колокольчик.

Оказалось, что это валдайский колокольчик, на юбочке которого было написано: «Купи, не скупись, езди, веселись». Звук у него был просто потрясающий! Такой протяжный, мелодичный. Не зря ведь говорили, что, если тройка с колокольчиком едет, за три версты слышно. После раздела Речи Посполитой ямщикам запретили пользоваться колокольчиками, это разрешалось лишь государственным чиновникам. Бабушка с дедушкой в свое время передали найденный раритет в местную школу. Электрического звонка не было, поэтому на долгие годы колокольчик стал символом школьной жизни. Вскоре школу закрыли, а колокольчик, к сожалению, был утерян. Хотя наша семья считает, что он попал в Ветковский музей или в чью-то частную коллекцию.

Валерия Мельникова, ученица 8 класса ГУО «Лопатинская средняя школа» Гомельского района.

Проект "Школа в школе": статья ученицы Лопатинской школы Валерии Мельниковой "Незабвенная память"
Прочитано 2336 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Яндекс.Метрика